КАЛИКИН
Геннадий Георгиевич

В этот вечер (9.03.2007) филармонический зал был забит до отказа. Так было всегда и при жизни народного артиста Украины Геннадия КАЛИКИНА, лучшего баритона донецкой и украинской оперной сцены 70-80-х годов, профессора Донецкой государственной музыкальной академии имени С. Прокофьева. Год назад его не стало. Это был вечер его памяти.

Геннадий КАЛИКИН служил родному театру оперы и балета верой и правдой более четверти века. А потом были еще 17 лет преподавательской деятельности. Попасть в класс Каликина почитал за счастье каждый студент вокальной кафедры. Потому на этот вечер слетелись почти все его питомцы: Дмитрий Калиушко и Мария Соловьева – солисты Мариинского театра - приехали из Санкт-Петербурга, Михаил Игнатов – из Севастополя, молодые солисты Донецкого оперного театра отложили свои репетиции, выступления и дела. Один за другим выходили на сцену Евгений Привалов, Виктор Коротич, Павел Науменко, Максим Иващук, Виталий Дудкин, Наталья Нарожная, Элеонора Шинкарук, Виктория Кривощекова. Прежде чем спеть свои лучшие партии, они подходили к портрету учителя, установленному на сцене и, возложив цветы, низко кланялись в пояс. Они его любили искренно и нежно и были с ним до последнего часа, установив круглосуточное дежурство в больнице, где умирал педагог.
В концертном филармоническом зале, где проходило это трогательное событие, вначале прозвучала “Лунная соната” Бетховена. Проникновенно и возвышенно светло. Так играть можно только для самого дорогого человека. И неудивительно, ведь за роялем сидела вдова артиста, концертмейстер Татьяна Митряева. Она аккомпанировала всем исполнителям и была постановщиком, режиссером этого необыкновенного вечера. Если Геннадий Георгиевич был отцом для своих студентов, то она и тогда, и сейчас - матерью. С будущим мужем юная концертмейстер познакомилась на оперной сцене. Так и прошли всю жизнь рука об руку, никуда не сворачивая. Их связывала не только семья, но и творчество. Она обожала мужа, а он боготворил свою маленькую белокурую Музу.
В Донецк студент Харьковской консерватории Геннадий Каликин попал случайно. Собственно, вся его молодость была калейдоскопом случайностей. Полет дерзновенной мечты занес алтайского паренька, имевшего прекрасный голос и участвовавшего в семейных и школьных концертах, на Украину. Успешные конкурсы, на которых он неизменно одерживал победы, и даже родители не убедили Геннадия в том, что ему надо заниматься вокалом. Большая сцена тогда его не манила. Под-росток имел свою заветную цель. А мечтал он, как и все тогда мальчишки, стать летчиком. Однажды сел в поезд и уехал из родной Сибири. Конечным пунктом этого путешествия был Харьков, где юноша поступил в авиационный техникум. Но природа брала свое. Работая техником по установке в самолетах радиоаппаратуры, веселый сибиряк продолжал петь. Его земляк (ныне профессор Харьковской академии искусств, а тогда студент) предложил другу, чтобы его прослушали педагоги. Так началась учеба в консерватории. А в Донецке, куда он приехал погостить к знакомым, случайно заглянул в оперный театр. Когда дирижер прослушал голос залетного студента, сразу предложил партию в спектакле и пригласил на гастроли по городам Союза. Подобного в театре еще не случалось.
Чарующий лирический “бархатный” баритон Каликина в свое время сводил с ума любителей оперы. Он всегда эффектно смотрелся на сцене. Оперный репертуар ведущего солиста был огромен - 32 партии. Но коронной на всю жизнь осталась партия Грязного из оперы “Царская невеста” Римского-Корсакова. Когда Каликин пел партию Жермона в “Травиате” Верди, в конце четвертого действия его герой вызывал слезы не только у зрителей, но и у партнерши.
В исполнении многих оперных ролей Геннадию Каликину не было равных. У него была счастливая и завидная судьба и на сцене, и в музыкальной педагогике, и в семейной жизни. Он был не только хорошим певцом, но и замечательным актером. Блестяще умел создать вокальный образ, передать драматическую тонкость душевных переживаний своего героя. Таким качеством обладают редкие оперные певцы. Когда пел Каликин, успех спектакля был обеспечен - ведь театралы ходили “на Каликина”. Он покорял не только своей неисчерпаемой многогранностью, но и удивительной человечностью, добротой, щедростью и юмором. И вдруг на пике славы оставил сценическую карьеру. На недоуменные вопросы ответил коротко: «Артисту, как и спортсмену, надо уходить вовремя».
А теперь немного из того, что было сказано на вечере памяти Геннадия Каликина со сцены и вне ее.
Дмитрий КАЛИУШКО, выпускник 2006 года, солист академии молодых певцов Мариинского театра:
- Геннадий Георгиевич был педагогом от Бога. Он помогал нам во всем: и в учебе, и в жизни. Умел найти общий язык с каждым из своих студентов. Он был талантливейшим человеком и в профессии, и в общении. То, что мы получили от него, - не-оценимый клад. Школа профессора Каликина, которую мы прошли, помогает не только мне, но и всем его студентам продвигаться дальше. Он был потрясающе открытым и честным человеком. Никогда не умел лукавить. Его натуре было противно проявление даже маленькой лжи. Хотелось бы быть похожим на него.
Виктор КОРОТИЧ, солист Донецкого театра оперы и балета:
- Мы пришли к нему на первый курс в том переходном возрасте, когда не до конца сформирован характер, в голове еще ветер. Он воспитывал нас и был нам всем вместо отца. Это ему хорошо удавалось. Тщательно следил за нашим образом жизни. Нет, морали не читал, но если кто-то не пришел на занятия или позволил себе лишнее, он говорил: “Мог бы и предупредить”. Рядом с нашим педагогом от нас уходило все плохое. Он был душой для всех вокалистов, а душа у него была широкой и щедрой. К Геннадию Георгиевичу относились с уважением все студенты консерватории, мечтая попасть в его класс. Он сумел так сплотить и сдружить всех, что мы, выпускники разных лет, поддерживаем друг друга, помогаем как родные братья и сестры.
Михаил ИГНАТОВ, выпускник 2000 года:
- Помню, в этом зале проходил творческий вечер Геннадия Георгиевича. Я тогда был студентом первого курса и тоже участвовал в этом концерте. И вот прямо на сцене мне задали такой вопрос: “Что вы можете сказать о своем педагоге?” Я ответил, что для каждого из нас он прежде всего отец, а потом уже учитель. Это действительно так. Профессор относился к каждому студенту как к своему собственному ребенку. Благодарю Бога, что у меня был такой педагог. Геннадий Георгиевич открыл нам истинное понимание слов дружба, честь, порядочность. На многие вещи я теперь смотрю его глазами.
Раиса КОЛЕСНИК, народная артистка Украины, профессор, зав. кафедрой вокального пения Музыкальной академии:
- Мы проработали вместе с Геннадием Георгиевичем в театре более четверти века. Он был моим партнером во многих спектаклях. Вместе мы спели множество партий, и всегда на сцене были визави: он - Грязной, я - Марфа, я - Кармен, он - Эскамильо, я - Виолетта, он - Жермон. У него была на редкость счастливая сценическая карьера. Его невероятно любили публика, актеры, ну а студенты просто обожали. Он выпустил много талантливых учеников. Среди артистов и профессуры Каликин был самым простым, доступным, щедрым и контактным.

Донецкий кряж, № 2532 от 09.03.2007
Екатерина КУЦЕВА

http://media.ukr-info.net/smi/view_article.cgi?sid=3&nid=2532&aid=29196